Отнесение аудио и видеозаписей к доказательствам с 7 мая 2016 года

Краткое содержание:

  • О мнении верховного суда
  • Истории из практики
  • Обсуждение

Отнесение аудио и видеозаписей к доказательствам с 7 мая 2016 года

Здравствуйте, уважаемые читатели!

Давно идут споры о том, можно ли записывать разговоры и потом предоставлять их в суд в качестве доказательства? Некоторые юристы доказывают, что можно, ссылаясь на нормативные акты, некоторые утверждают, что нельзя, при этом тоже ссылаются на нормативные акты, которые нарушаются этим. Как говорится, два юриста – три мнения.

Ваш покорный слуга не участвует в этих дискуссиях. Но я решил сегодня рассказать, что об этом говорит Верховный суд РФ, и привести пример из собственной практики.

О мнении верховного суда

Современная техника позволяет легко записать приватный разговор о чем-либо и с кем-либо. Но можно ли такие записи использовать простым гражданам для защиты своих прав, когда других доказательств нет?

Два года назад Верховный суд сказал, что можно. Но подчеркнул, что записывать без уведомления собеседников можно не все разговоры.

Несколько лет назад суды вообще не принимали такие записи как доказательства под предлогом того, что неизвестно, где и кем они сделаны.

Теперь, после решения Верхового суда, тайная запись на диктофон становится доказательством по делу.

В частности, аудиозапись способна подтвердить в суде выдачу денег взаймы, словесное оскорбление, угрозы, признание долга, черную зарплату, вымогательство взятки. Этот перечень не является исчерпывающим.

А вот что, по мнению ВС РФ, записывать нельзя? Не разъясняется! Я-то предполагаю, но свои предположения могу оставить при себе.

Дело, с которого все началось, рассматривалось в Твери. Истица пыталась с 2014 года вернуть деньги, которые дала в долг родственнице и ее мужу. Средства предназначались на общие нужды – семейный бизнес. Был заключен договор займа.

Но супруги развелись и деньги не вернули. Заемщица предъявила им иск.

Тверской суд постановил взыскать долг и проценты по нему поровну с бывших супругов. Но решение было отменено в апелляции. Апелляция решила по-другому: долг был взыскан только с супруга, поскольку его бывшая вторая половина доказала в суде, что кредитором был муж, а она лишь дала согласие.

Представленную экс-супругой аудиозапись телефонного разговора с кредитором, подтверждающего, что деньги берутся на общие нужды семьи, суд счел недопустимым доказательством.

Апелляция сослалась на Закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации». По нему запрещается требовать от гражданина предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну.

Верховный суд, в свою очередь, не согласился с апелляцией и тверской кассацией. Он указал, что запись была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

Верховный суд, по сути, разрешил записывать важные переговоры без согласия собеседников. И, следуя из всего этого, запись собственных деловых разговоров не является вмешательством в чужую частную жизнь.

Иными словами истица фиксировала свою частную жизнь: о том, что кто-то ей должен и не отдает. А свою частную жизнь она имеет право фиксировать и предоставлять эту фиксацию кому захочет.Отнесение аудио и видеозаписей к доказательствам с 7 мая 2016 года

Истории из практики

С подобным в своей практике столкнулся и ваш покорный слуга. Правда, это было по уголовным процессам. В первом случае было дело частного обвинения и запись сделана не аудио, а видео. Соседка побила соседку. Но все это было записано на видеокамеру.

О производимой записи побившая не знала. В суде попыталась заявить, что она никого и пальцем не трогала.

Я выступал на стороне частного обвинителя.

Перед подачей заявления о возбуждении уголовного дела мы провели экспертизу видеозаписи на предмет отсутствия монтажа.

И как бы ни пытался мой коллега в суде говорить, что видеозапись не является допустимым доказательством, мировой судья все-таки не признал ее в качестве такового и сослался на нее в приговоре, как на доказательство. В апелляции в районном суде решение устояло.

https://www.youtube.com/watch?v=2lh9HgcyJBA

Второй случай был похожий. По статья 112 часть 1 УК РФ дознаватель расследовал уголовное дело. Обвиняемый и его отец поехали к потерпевшему на разговор, в ходе которого предлагали деньги. Они отказались, разговор записали и передали диск дознавателю. Мы прослушали эту запись, дознаватель признал диск вещдоком и приобщил его к материалам уголовного дела.

Но, поскольку факты никем не отрицались, и мой подзащитный заявил, что предлагал деньги в качестве компенсации морального вреда, то я не стал ничего предпринимать по поводу этого доказательства. А предприми я что-либо, получилось бы у меня это, либо нет — вопрос за семью печатями.

С мая 2016 года суд обязан принимать в качестве доказательства фото-, видео- и аудиозаписи

25 мая 2016

63

Отнесение аудио и видеозаписей к доказательствам с 7 мая 2016 года

С начала мая 2016 года, суд, рассматривающий административные нарушения, обязан принимать в качестве доказательства фото-, видео- и аудиозаписи.

Раньше приобщить такого рода доказательства к материалам дела было проблематично. А такая необходимость, возникала чаще всего у участников дорожного движения.

Насколько теперь им проще будет защищать свои права читайте в этой статье.

Федеральным законом от 26.04.2016 N 114-ФЗ в ч. 2 ст 26.7 КоАП РФ устранены разночтения в вопросе, относить ли фото-, видео- и аудиозаписи к доказательствам или нет.

Имевшиеся в статье слова «могут быть отнесены» заменены словом «относятся».

Тем самым с 7 мая 2016 года суд ОБЯЗАН принять любые фото-, видео- и аудиозаписи в качестве доказательства по делу об административном правонарушении, независимо от того, какими приборами они сделаны и из каких источников получены.

  • Благодаря данным изменениям многие автолюбители получат возможность укрепить свою позицию при административном разбирательстве или и вовсе доказать свою невиновность.
  • Но необходимо понимать, что судебное разбирательство сложный процесс и не один доказательный материал не может иметь заранее установленную силу или приоритет.
  • Например, запись с видеорегистратора, на которой отчетливо видно, кто является виновником ДТП, не может значить для судьи больше, чем протокол или схема ДТП, составленные сотрудником ГИБДД.
  • Суд всегда производит оценку важности доказательной базы самостоятельно и выносит решение объективно, учитывая все материалы по делу.
  • Помимо этого, потребуется время для формирования новой правоприменительной практики.
  • К примеру, еще до введения указных изменений суды часто приобщали к материалам дела записи с видеорегастраторов, но при их оценке указывалось на то, что неизвестно, когда, кем и где данная видеозапись была осуществлена.
  • Тем самым доказательство теряло свою ценность.

Есть риск, что данная тенденция первое время продолжится. К тому же, на данный момент, не все залы судебного заседания оборудованы средствами просмотра видеозаписи и непонятно каким образом право ссылаться на видео будет реализовано участниками процесса.

Безусловно, это правильная законодательная инициатива, которая поможет декоррумпировать судебные процессы по административным правонарушениям и даст больше возможностей обжаловать несправедливые судебные решения, но панацеей решения административных споров она не является.

Адвокат Правового Центра Европейской Юридической Службы Максим Бескровных

Фото и видео в каких случаях стали доказательствами в суде

Отнесение аудио и видеозаписей к доказательствам с 7 мая 2016 года

  • Суд рассматривает дело на основе материалов, предоставленных сторонами и истребованными по их просьбе.
  • Видеозапись, как доказательство в суде — элемент системы доказывания.
  • Его значение и применение связано с рядом положений законодательства.
  • Навигация по статье

Процессуальные нормы

В России действуют несколько процессуальных кодексов, которые устанавливают правила ведения дел в суде. В УПК еще, затрагивает ведение досудебного следствия.

АПК, ГПК, КАС в части применения видеозаписей очень похожи, нормы почти не отличить. УПК имеет свою специфику, связанную с принципами организации уголовного процесса. Нормы КоАП более похожи на положения УПК.

Все доказательства без исключения должны обладать двумя свойствами:

Относимость означает, что сведения или информация, содержащаяся на носителе, имеют отношение к рассматриваемому делу, подтверждают они те или иные факты или опровергают их.

Допустимость касается законности съемок. Например, запрещается использовать съемку, затрагивающую личную жизнь граждан или сделанную без их разрешения. Если речь идет о публичной съемке, в специальном разрешении нет нужды.

Оперативная съемка обязательно ведется на основе решения судьи и не иначе. Согласно ГПК суд выясняет: условия съемки, кем и когда производилась запись.

Записи сотрудников ГИБДД делаются сертифицированными аппаратами, прошедшими проверку. Отсутствие подтверждения годности аппарата делает запись автоматически непригодной. Если же её предъявляет гражданин, ему нет необходимости предъявлять такой же комплект бумаг. Конечно, желательно не выбрасывать бумаги на видеорегистратор.

Но к гражданам закон менее строг, чем к сотрудникам полиции, ФСБ, иных правоохранительных органов.

Аудио- и видеозаписи как доказательства в трудовом споре

Как узаконить видеозапись, чтобы в дальнейшем можно было ее использовать в качестве доказательства в суде? Что нужно предпринять? Какие документы подписать с работником и как запросить его согласие? Возможно ли использование в суде стихийной видеосъемки на камеру мобильного телефона или аудио­записи переговоров с работником во время сложного увольнения? Можно ли отказаться от согласия на аудиозапись, чтобы потом суд не принял ее в качестве доказательства? Как составить текст ходатайства? Нужно ли делать расшифровку и пр.?

Не сложно представить ситуацию, когда сотрудник и работодатель оказались по разные стороны баррикад и дело дошло до суда. Каждый будет пытаться любыми способами доказать свою правоту и убедить судью, что именно он прав в спорной ситуации.

И нередко стороны в доказательство неправомерного поведения второй стороны приносят в суд аудио- и видеозаписи.

Работодатели устанавливают камеры видеонаблюдения в офисных и рабочих помещениях, а работники, когда дело «пахнет жареным» (конфликтом), не выпускают из рук телефоны, тщательно фиксируя на диктофон все разговоры.

Но судебные органы обязаны руководствоваться не только словами и объяснениями сторон или свидетелей, но и иными доказательствами, которые помогут установить фактические обстоятельства дела. Поэтому необходимо разобраться, будут ли к числу таких доказательств относиться аудио- и видеозаписи. Выясним, какие требования имеются к таким записям, чтобы их можно было предъявить в суд.

Согласно абз. 1 ч. 1 ст.

 55 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее – ГПК РФ), доказательства – это полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов (абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ).

Читайте также:  Новая система оценки экзамена на автодроме с 1 сентября 2016 года

Таким образом, закон позволяет сторонам конфликта доказывать свою позицию, в том числе с помощью аудио- и видеозаписей.

Если сотрудник или работодатель планируют предъявить в суд такую запись, следует заранее уточнить, есть ли в суде возможность прослушивания или просмотра записи.

На практике может не оказаться необходимого ноутбука или телевизора. В этом случае стороне желательно самостоятельно позаботиться о предоставлении средства связи.

Лицо, которое направляет в суд аудио- и (или) видеозапись на электронном или ином носителе, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись (ст. 77 ГПК РФ).

Судебная практика

Суд исключил из состава доказательств представленную аудиозапись переговоров истицы с ответчиком, поскольку не было указано, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись.

Доказательств законности получения данной аудиозаписи также не имеется. Таким образом, аудиозапись разговора сторон не отвечала требованиям положений ст.

 77 ГПК РФ (апелляционное определение Московского городского суда от 22.08.2016 по делу № 33-29583/2016).

В другом деле истица пыталась доказать принуждение к увольнению по собственному желанию и просила суд приобщить стенограмму аудиозаписи служебного разговора между ней и руководителем. Суд отказал в ее просьбе и указал, что запись велась с нарушением ст. 23, 24 Конституции РФ, а также ст. 77 ГПК РФ.

Видно, что запись не содержит информации, из которой можно было бы установить время, место и условия, при которых она осуществлялась, сведения о выполнявшем ее лице.

Кроме того, суд отметил, что для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства, суд самостоятельно определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, оценивает допустимость и относимость представленных доказательств (апелляционное определение Московского городского суда от 30.07.2015 по делу № 33-26927/15).

Как видите, суд довольно строг в отношении такого рода доказательств. Если во время записи не были соблюдены требования закона к порядку оформления записи, то она может быть исключена из числа доказательств по делу. В этом случае сотрудник или работодатель уже не смогут ссылаться на разговор на пленке.

Следует обратить внимание на нормы Конституции РФ, на которые в одном из указанных дел ссылался суд. Согласно ч. 2 ст. 23 Конституции РФ, каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. А в ч. 1 ст. 24 Конституции РФ отмечено, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Указанные требования закона защищают граждан от незаконного вторжения в их частную жизнь, обнародования личной переписки и незаконной слежки.

Давайте разберемся, можно ли установить в офисе организации скрытые камеры видеонаблюдения.

Если не уведомить сотрудников о том, что за ними ведется видеонаблюдение, это можно считать негласным получением информации. Согласно ч. 6 ст. 6 Федерального закона от 12.08.

1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – Закон об ОРД), запрещено использование технических средств, предназначенных для негласного получения информации, не уполномоченными на то физическими и юридическими лицами. Такое право предоставляется только оперативным подразделениям госорганов, наделенных полномочиями законом (ст. 1 Закона об ОРД).

Компании не относятся к числу лиц, которым разрешается вести скрытое видеонаблюдение. Поэтому слежка за сотрудниками будет вне закона. Записи, полученные подобным образом, нельзя будет использовать в суде в качестве доказательств.

Видеонаблюдение в офисе

  • Как узаконить видеозапись, чтобы в дальнейшем можно было ее использовать в качестве доказательства в суде? Работодателю следует предпринять следующие действия (Схема 1):
  • 1) издать приказ о введении системы видеонаблюдения в компании с указанием даты начала эксплуатации видеокамер. Приказ можно оформить в произвольной форме (Пример 1);
  • 2) получить от работников в письменном виде согласие на ведение видеосъемки (Пример 2);

3) разработать и утвердить отдельный локальный нормативный акт (например, Положение о системе видеонаблюдения в организации), в котором определить, где ведется видеозапись, время съемки (например, с 09.00 до 18.

00), цель установления камер, сроки хранения видеозаписей, в каком порядке они подлежат уничтожению;

4) внести изменения в Правила внутреннего трудового распорядка (ПВТР) (Пример 3) и Положение о персональных…

аудиозапись как доказательство | КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ ГОРОДА СИМФЕРОПОЛЬ

Когда суд примет во внимание аудиозапись в качестве доказательства? Конституция гарантирует неприкосновенность личной жизни и в то же время дает право защищаться всеми законными способами. Судам приходится находить грань между двумя нормами, оценивая аудиозаписи одной из сторон спора. Закон предъявляет к ним и другие требования, которые могут зависеть от вида процесса – гражданского, арбитражного, уголовного. Есть и аудиопротоколирование, которое может вести сам суд. Какую роль эти доказательства могут сыграть в отдельно взятых делах?

В декабре 2016 года Верховный суд разрешил ссылаться на аудиозапись телефонного разговора, сделанную без ведома собеседника. Случилось это в деле в деле № 5-КГ16-18, в котором истица Анна Стаханова* требовала возврата 1,5 млн руб. займа и почти столько же процентов с супругов Евгении и Игоря Белых*.

Заем в свое время оформили на мужа, но требовался он для бизнеса жены, поэтому Стаханова указала в заявлении обоих ответчиков. Общность долга она решила подтвердить аудиозаписью телефонного разговора с Евгенией Белых.

Но Тверской областной суд не смог установить, относится ли к делу это доказательство, поскольку «носитель процессуально не оформлен, нет указаний, где, кем и при каких условиях производилась запись», и к тому же сама Белых не давала на это согласия (определение 33-798 от 16 февраля 2016 года).

Нельзя помимо воли распространять сведения о личной или семейной тайне, объяснил облсуд.

Здесь запрет не работает, возразил Верховный суд и объяснил, почему: запись вела одна из участниц разговора, а сам он касался обстоятельств договора между ними. Дело отправилось на новое рассмотрение (см. «Больше ни звука: будет ли доказательством аудиозапись, сделанная без уведомления, решал ВС»). С одной стороны, ст.

24 Конституции запрещает собирать, хранить и использовать информацию о частной жизни лица без его согласия, комментирует адвокат Курбан Магомедов из АБ «Адвокат Про». С другой стороны, ч. 2 ст. 45 дает право защищать свои права и свободы всеми законными способами, цитирует Магомедов.

Поэтому, продолжает он, судебная практика предъявляет к таким доказательствам несколько требований:

  • аудиозаписи должны быть необходимы для защиты нарушенного права;
  • вести запись должно то самое лицо, право которого нарушено;
  • из устройства для записи можно извлечь носитель (карту памяти) на случай, если нужно провести экспертизу.

Говорим «аудиозапись» – подразумеваем «экспертиза»: именно она подтверждает, что содержанию файла можно верить.

В деле Стахановой и Белых может быть поставлен вопрос о достоверности тайной записи, тогда суду придется и с этим разбираться, рассуждает адвокат Вадим Клювгант, член Совета АП Москвы.

Поэтому он пока не считает очевидной судьбу их спора, хотя признает, что позицию ВС «можно понять».

Вопрос экспертизы аудиофайла может быть поставлен не только в гражданском, но и в арбитражном, и в уголовном процессе. Но отношение к нему и вообще к такому виду доказательств во многом зависит от специфики отрасли.

Гражданский процесс: точность подхода

Гражданский процессуальный кодекс прямо называет аудио- и видеозаписи в числе доказательств. Как показывает сервис Caselook, с их помощью чаще всего подтверждают долги по займам и зарплате, а иногда – наличие договора, не заключенного письменно (к примеру, трудового). Подобные доказательства используются и в некоторых делах об административных правонарушениях.

Ст. 77 Гражданского процессуального кодекса обязывает указать, когда, кем и в каких условиях проводились аудиозаписи. Эти сведения приводятся в ходатайстве о приобщении или истребовании записей, говорит директор юргруппы «Яковлев и Партнеры» Анастасия Рагулина.

Из записей должно быть ясно, кто ведет беседу и о чем, чтобы у суда не оставалось сомнений, что речь идет о том самом обязательстве между теми же сторонами. Если связь неочевидна, доказательство отклоняется. Диалоги должны быть как можно более информативны.

Это ясно на примере дела № 2-926/2016 [2-5566/2015], в котором Игорь Четверях* отбивался от требований Петра Быквенко* вернуть долг по расписке. Ответчик настаивал на том, что отдал деньги, но оригинал расписки не получил. Свои слова он подтвердил аудиозаписью беседы с Быквенко.

Тот возражал против использования этого доказательства: во-первых, он не давал согласия на фиксацию разговора, во-вторых, утверждал, что речь шла о другом долге – за пользование нежилым помещением. Договор на его аренду Быквенко предъявил суду.

Судья Первореченского районного суда Владивостока Ольга Бурдейная встала на сторону ответчика и отклонила иск.

Суммы и даты, о которых идет речь, соответствуют договору займа, а в договоре аренды они совсем другие, пояснила она. Четверях имел право записывать беседу, поскольку сам принимал в ней участие.

А Быквенко подтвердил разговор и не ставил под сомнение подлинность аудиозаписи, отметила Бурдейная. Апелляция согласилась с этими выводами.

Арбитражный процесс: что написано пером

В арбитражном процессе «царь» доказательств – документ, поэтому аудиозаписи не получили широкого распространения.

Если письменные доказательства противоречат записанным разговорам – суд склонен отдавать предпочтение бумагам, как показывает пример дела № А34-2244/2015, в котором ООО «Джемир-Курган» требовало от «Профессиональной финансовой индустрии» 1 млн руб. долга за проданный товар.

Поскольку накладные были подписаны неуполномоченным лицом, истец решил подтвердить поставку аудиозаписью. Ее суд счел недопустимым доказательством, поскольку передача товара должна подтверждаться документами. А такие бумаги, как акт сверки, как раз говорили о том, что спорных поставок не было. Поэтому суды отклонили требования истца.

Впрочем, все зависит от категории дела и цели доказывания. В деле № А63-8951/2015 о продаже контрафактных раскрасок «Маша и медведь» 16-й Арбитражный апелляционный суд сформулировал, что «видеозапись (скрытая съемка) является надлежащим доказательством по делу, подтверждающим получение сведений о фактах, на основании которых арбитражный суд делает вывод, обоснованы ли требования истца».

Аудиозапись ведет и сам суд – согласно п. 1 ст. 155 Арбитражного процессуального кодекса, это основной метод протоколирования судебных заседаний. П. 7 этой статьи дает участникам процесса право прослушать файл суда и принести на него свои замечания.

К ним можно приложить свою запись того же самого процесса. Кроме того, если голоса на аудиопротоколе очень плохо различимы, есть серьезные помехи или вовсе тихо – это серьезное основание отменить решение суда. Но ситуации бывают и более интересные.

Читайте также:  Буксировка на гибкой и жесткой сцепке, методом частичной погрузки

В деле № А32-19655/2015 судебный протокол «помог» компании «Южный арсенал» добиться пересмотра дела о налоговом правонарушении. Когда слушания в АС Краснодарского края возобновились после перерыва, заявитель представил новые доказательства. Судья Анна Хмелевцева приняла их, но тут же не исследовала.

Затем, по словам заявителя, она сообщила, «что не определилась, объявит еще один перерыв или сообщит о решении по телефону». Но так и не позвонила, хотя в итоге написала решение об отказе – гораздо позже положенного срока.

Юристы «Южного арсенала», ознакомившись с делом, обнаружили, что аудиопротокола в деле нет, и оспорили решение Хмелевцевой в Арбитражном суде Северо-Кавказского округа. «С помощью аудиозаписи могли бы быть зафиксированы сведения, важные для принятия судебного акта», – указала в жалобе компания, и кассация с ней согласилась.

Дело было отправлено на пересмотр. Если на первом круге «Южный арсенал» потерпел поражение, то во второй раз Хмелевцева частично удовлетворила его требования.

Гражданский и уголовный процесс: призрачные протоколы

Если в арбитражном процессе аудиозаписи обязательны, суды могут изучать их и ссылаться, то в судах общей юрисдикции ситуация иная. ГПК предусматривает запись лишь при технической возможности, УПК – использование для полноты протокола «технических средств».

Наиболее острой проблемой в уголовном процессе Клювгант считает отказ судов вести аудиопротоколирование заседаний и их нежелание признавать доказательством такую запись, сделанную защитой.

По его словам, уже давно были подготовлены изменения в УПК о том, что суд обязан вести аудиозапись процесса, «но законопроект, как водится, где-то застрял».

Если точнее – первое чтение он прошел в октябре 2014 года, спустя два года назначили ответственный за доработку комитет, и с тех пор новостей нет.

Между тем суды общей юрисдикции получали аппаратуру в рамках второй и третьей целевых программ «Развитие судебной системы России», которые были утверждены еще в 2006 и 2012 годах.

Тем не менее, отмечало Правительство в 2014 году, аудиосистемами оснащено лишь 40% судов общей юрисдикции, видеосистемами – около 10%. «В казне были выделены деньги на оборудование для аудиозаписи в залах судебных заседаний, только оно почему-то там не используется», – комментирует Клювгант.

Из документации к законопроекту следует, что процесс технического оснащения растянется еще на несколько лет – завершить его планируют в ходе выполнения программы «Развитие судебной системы России на 2013–2020 годы».

Кроме того, в марте 2016 года Госдума приняла в первом чтении два законопроекта о видеосъемке судебных заседаний. Она станет обязательной с 1 января 2018 года для федеральных судов и с 1 января 2019 года – для мировых судей, если даты не поменяются ко второму чтению.

Тогда же надо будет определиться, имеет ли видеозапись такое же доказательственное значение, как и письменный протокол, и может ли ее отсутствие вести к отмене решения суда, пояснял первый зампредседатель Комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Сергей Фабричный.

Пока видеозаписи – единичная практика: видеопротоколы и трансляции ведет, например, Мосгорсуд. 15 декабря 2016 года трансляцию впервые провел Дорогомиловский районный суд.

Всеобщие изменения назрели, поскольку быват, что протокол заседания не соответствует тому, что на нем происходило, отмечает управляющий партнер адвокатской конторы «Бородин и Партнеры» Сергей Бородин. По его мнению, в законе достаточно закрепить два простых положения:

  • суд обязан вести аудиозапись;
  • она является приложением к протоколу судебного разбирательства (это позволит сторонам с ними знакомиться и автоматически снимает ряд вопросов о его надлежащем заполнении).

Пока же защите, недовольной содержанием протокола, остается лишь ходатайствовать о приобщении к делу собственной аудиозаписи заседания. Правда, суд может не увидеть в этом необходимости, поскольку протокол ведется «полно и правильно», рассказывает Бородин.

Если технические средства использует суд, то он обеспечивает полноту протокола судебного заседания, а вот защитник может фиксировать процесс исключительно для удобства своей работы, объясняет логику Бородин.

Он также цитирует определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда от 16 июня 2015 года № 14-АПУ15-3СП. Из него следует, что аудиозапись защиты – это не повод ставить под сомнение содержание протокола. Ведь ее вела только одна из сторон в процессе.

А это с учетом состязательности процесса и заинтересованности «не гарантирует полноту, объективность и достоверность аудиоинформации».

Уголовный процесс: достоверность и допустимость

В силу очевидных причин аудио- и видеозаписи получили распространение именно в уголовном процессе.

По коррупционным составам и делам о вымогательстве аудиозапись является весомым аргументом при установлении вины, приводит пример Дарья Константинова, партнер бюро «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры».

Такие доказательства все чаще предлагают не только правоохранительные органы, но и граждане, и их защитники, делится адвокат, председатель комиссии защиты прав адвокатов Алексей Иванов. Это могут быть данные с видеорегистраторов, записи уличных камер и тому подобное, перечисляет он.

Чтобы запись можно было использовать в суде, нужно установить ее подлинность, рассказывает Рагулина. Подтвердить ее может эксперт, который устанавливает невозможность монтирования или подделки в целом.

Также важны привязки к месту и времени, продолжает Рагулина.

Запись следует как можно быстрее направить следственной группе и уделить внимание ее оформлению – или протоколом выемки, или приложением к протоколу допроса, советует руководитель «Яковлева и партнеров».

Кроме достоверности, проверяют еще и соблюдение всех требований законодательства при получении аудио- и видеозаписей (в том числе в ходе оперативно-разыскной деятельности), говорит Клювгант.

При этом надо помнить, что защита вправе использовать все способы, не запрещенные законом, а сторона обвинения может делать лишь то, что ей прямо разрешает закон, подчеркивает адвокат. Следователь или суд могут признать запись недопустимой [полученной с нарушением УПК – «Право.

ru»], но это, как правило, связано с невозможностью убедиться в ее подлинности и достоверности, продолжает Константинова. По ее словам, запись потерпевшего или иного лица, так называемая «инициативка», по сложившейся практике признается допустимым доказательством.

«Бывали случаи, когда фигурант сам записывал свои незаконные действия, потом это находили во время обыска и использовали как доказательство», – делится Константинова.

Иванов, наоборот, считает, что приобщить аудио- или видеоматериал к уголовному делу непросто, однако есть разные способы этому противостоять: например, использовать заключение специалиста. Но даже если запись попала в дело – это не гарантия того, что ее примут во внимание при вынесении итогового решения, отмечает Иванов.

Его печалит и то, что адвокат, в отличие от следователя, лишен возможности фиксировать следственные действия. Если защитник сделает запись в тайне от следователя, она не будет иметь перспектив «по самым разнообразным и абсурдным основаниям», сетует Иванов.

А ведь она могла бы решить многие проблемы, например, помочь бороться с незаконным давлением (нередко признательные показания «вымогаются» под угрозой заключения в СИЗО, и так далее).

  • – имя и фамилия изменены редакцией

Евгения Ефименко. Право. ру.

С 7 мая записи видеорегистраторов будут в обязательном порядке приобщаться к делам в суде

26 апреля президент Владимир Путин подписал Федеральный закон «О внесении изменения в статью 26.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в части обязательности отнесения материалов фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи к доказательствам по делу об административном правонарушении», сообщается на сайте Кремля.

Изменения направлены на обеспечение равенства процессуальных прав участников производства, в особенности при рассмотрении дел об административных правонарушениях в области дорожного движения.

В соответствии с новым Федеральным законом материалы фото- и киносъёмки, звуко- и видеозаписи, информационных баз и банков данных и иные носители информации наделяются статусом полноценных, а не возможных доказательств.

Лица, привлекаемые к ответственности, смогут лучше обосновать свою позицию, предоставив имеющиеся у них материалы, к примеру, фотографии или записи регистратора.

Закон расширяет возможности лиц, привлекаемых к административной ответственности, по представлению доказательств (например, записи видеорегистратора) в обоснование своей позиции при рассмотрении дел об административных правонарушениях.

Федеральный закон принят Государственной Думой 15 апреля, одобрен Советом Федерации 20 апреля. С 7 мая он вступит в силу. Как изменится и изменится ли жизнь судов в связи с этим законом, ТИА рассказал Игорь Гоголев, судья Московского районного суда Твери.

— Пока что в соответствии с Кодексом об административных правонарушениях записи с видеорегистраторов, мобильных телефонов и внешних камер наблюдения, фотографии, могут быть приобщены судом к делу, но могут и не приобщаться.

С 7 мая суд будет обязан принять их, приобщить к делу и дать им оценку в совокупности с другими доказательствами.

Главное, чтобы можно было определить, когда и где запись или фото были сделаны, опознать транспортное средство или человека, о которых идёт речь.

Мне представляется, что эти изменения дадут больше возможностей для защиты граждан. Раньше судьи по разным причинам могли не приобщать видео- и фотоматериалы к делу, аргументируя это тем, что имеющихся доказательств уже достаточно для того, чтобы вынести решение.

Я не вполне согласен с этой позицией, поскольку точная запись является более объективным доказательством, нежели свидетельские показания: человек мог упустить детали, забыть обстоятельства происшествия, сознательно скрыть факты.

 Приобщение фото- и видеоматериалов дисциплинирует всех участников судебного процесса, заставит более ответственно относиться к тому, что они произносят в зале суда и, в конце концов, станет большим подспорьем для принятия судом верного и справедливого решения.

Проблемы применения аудио- и видеозаписей в качестве судебных доказательств

Целью гражданского судопроизводства, согласно настоящему законодательству РФ является защита прав, свобод и законных интересов широкого круга лиц (граждан, организаций и т. д.), которые были нарушены или факт нарушения которых еще оспаривается.

Читайте также:  Как проверить полис ОСАГО на подлинность в базе РСА?

Для вынесения справедливого решения суд должен проверить все материалы, которые так или иначе касаются этого дела.

Доказывание является главной формой взаимодействия субъектов процесса, а доказательства тем самым имеют ключевую роль при рассмотрении дела и при последующем вынесении судом своего решения.

В рамках гражданского процесса под доказательствами понимают полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела [1]. Доказывание является, по сути, способом опосредованного познания, когда суд говорит о том, существовали ли в действительности факты, имеющие значение для дела, на основании других фактов, получая все необходимые сведения из соответствующих источников, которые не признаны запрещенными законом. Одним из видов доказательств, предусмотренным ГПК РФ, являются аудио- и видеозаписи, которые в последнее время набирают свою популярность в связи с увеличением количества рассмотренных судами дел о защите авторских и смежных прав.

Равно как и письменные доказательства, аудио- и видеозаписи подтверждают какие-либо обстоятельства по делу с помощью сведений, которые на них находятся, например, запись того, как ответчик публично обещает заплатить крупную денежную сумму тому, кто найдет его домашнего питомца, запись высказываний, которые порочат честь, достоинство и деловую репутацию гражданина, по делам о компенсации морального вреда.

Аудиозаписи являются фонодокументами, т. е. документами, содержащими в себе звуковую информацию, зафиксированную любой системой звукозаписи. Видеозаписи — под определение аудиовизуального документа. Аудиовизуальный документ — это документ, содержащий в себе и звук и изображение.

ГПК РФ не дает определения аудио- и видеозаписей, но содержит в себе предписание относительно того, что лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи. Важность данного требования заключается в том, что особенно в отношении такого рода материалов существует вероятность их получения незаконным путем. Для гражданского судопроизводства важно, чтобы доказательства были получены необходимым способом и в необходимой форме.

В ГПК установлен особый процессуальный порядок исследования и изучения аудио- и видеозаписей.

Их воспроизведение осуществляется в зале заседания или ином специально оборудованном для этой цели помещении с указанием в протоколе судебного заседания признаков воспроизводящих источников доказательств и времени воспроизведения.

После этого суд заслушивает объяснения лиц, участвующих в деле. При необходимости воспроизведение аудио- или видеозаписи может быть повторено полностью либо в какой-либо части.

В открытом судебном заседании могут рассматриваться аудио- и видеозаписи личного характера, но происходит это лишь в том случае, если лица, которых данная информация затрагивает, выразили свое согласие на рассмотрение этих материалов в открытой форме. В случае несогласия будет назначено закрытое судебное заседание.

Носители аудио- и видеозаписей хранятся в суде. Только в исключительных случаях после вступления решения суда в законную силу они могут быть возвращены лицу или организации, от которых были получены.

Лицу, участвующему в деле могут быть выданы копии записей, которые будут изготовлены за его счет по его ходатайству.

Носители записей могут быть возвращены владельцам, по этому вопросу выносится соответствующее определение суда.

Особым вопросом является отнесение аудио- и видеозаписей к определенным видам доказательств. Анализируя нормы гражданско-правового законодательства, можно прийти к выводу что записи не относятся ни к письменным, ни к вещественным доказательствам, а имеют свои специфические признаки, исследуя которые можно говорить о данных доказательствах как о чем-то существенно новом.

Не является сомнительным утверждение, что аудио- и видеозаписи могут являться вещественными доказательствами, например аудио- и видеозаписи, содержащие контрафактные произведения, по делам о защите авторских и смежных прав. Однако целесообразным является рассмотрение их как самостоятельных доказательств, имеющих ценность в силу предоставления информации, необходимой для разрешения дела.

Общей чертой письменных, вещественных доказательствам и аудио-, видеозаписей является то, что данные виды доказательств считаются предмеными, т. е.

в них информация (сведения о фактах) сохраняется, как правило, на объектах неживой природы, вещах, в неизменном состоянии.

Как и письменные доказательства, аудио- и видеозаписи подтверждают определенные обстоятельства по делу с помощью зафиксированной на них информации, например речь, порочащая имя какого-либо гражданина, записанная на пленку с помощью звукозаписывающего устройства.

Основным различием между указанными выше доказательствами является то, что, к примеру, при исследовании вещественных и письменных доказательств мы вступаем в непосредственный контакт с его носителем и получаем таким образом необходимую информацию. При исследовании аудио- и видеозаписей получение информации таким способом является невозможным, так как будут необходимым применение носителя информации через какое-либо считывающее устройство, будь то проектор или диктофон.

При этом нельзя утверждать, что аудио- и видеозаписи априори занимают второстепенное место в иерархии доказательств. Подобной иерархии и вовсе не существует, так как суд сам решает, какие доказательства подлежат применению, которые из них содержат информацию о материалах дела, необходимую для вынесения справедливого решения судом.

Доказательства по связи с теми или иными обстоятельствами, которые будет необходимо установить принято делить на прямые и косвенные. Общие правила о делении доказательств на эти виды относится и к аудио- и видеозаписям.

Если аудио- и видеозаписи непосредственно связаны с устанавливаемыми обстоятельствами, то они будут являться прямыми доказательствами.

Так, например, при разделе имущества супругов, драгоценности и другие предметы роскоши признаются совместной собственностью супругов, если они не были получены в дар одним из них [2].

Видеозапись, на котором запечатлен момент дарения драгоценностей одним супругом другому (например, видеосъемка годовщины свадьбы, на котором эти драгоценности были подарены), будет являться прямым доказательством, исключающим их из совместной собственности супругов.

Одним из веских аргументов, которые негативно характеризуют аудио- и видеозаписи как доказательства является то, что во время процесса их получения зачастую нарушаются элементарные, законодательно установленные права и свободы человека и гражданина, деловая репутация какого-либо предприятия, преступаются нормы морали и нравственности, чуждые людям элементы вторгаются в их личную жизнь, вынося личные тайны на публичное обсуждение. Таким образом может провоцироваться, а при попустительстве и поощряться слежка, подслушивание и тайная запись, что считается недопустимым в наше время, так как защита конституционно закрепленных прав является одной из приоритетных задач Российской Федерации.

Подводя итог выше сказанному можно утверждать, что нельзя применять в качестве доказательств, аудиозаписи телефонных переговоров, полученные без санкции суда, если проведение таковых было связано с провокацией граждан на совершение действий, которые противоречат законодательству.

Данное положение находит свое распространение и более обширное толкование в некоторых федеральных законах.

К примеру, согласно ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности, рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий осуществляется судом, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении [3]. Данные материалы по делу исследуются и осматриваются уполномоченным на то судьей единолично и незамедлительно. Судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления.

В Законе РФ «О средствах массовой информации конкретно говорится о таком получении доказательств, как скрытая запись. Она считается допустимым лишь при необходимых условиях. Одним из таких условий является соблюдение конституционно установленных прав человека и гражданина.

Законодателем не зря установлено данное условие как приоритетное. Также скрытая запись признается законной и подлежат применению полученные сведения, если это необходимо для защиты общественных интересов и приняты меры против возможной идентификации посторонних лиц.

Общественные интересы здесь являются достаточно широкой категорией. Если демонстрация записи производится по решению суда, то скрытая запись также будет являться законной [4].

Данное условие не будет вызывать никаких сомнений, так как суд является компетентным органом в деле рассмотрения доказательств, подлежащих рассмотрению в судебном заседании.

Необходимо отметить, что в действующем законодательстве нет норм, которые каким-либо образом запрещают приобщать к материалам гражданского дела фонограммы на цифровом носителе записи.

Дальнейшее развитие и распространение применения аудио- и видеозаписей в качестве доказательств в гражданском судопроизводстве приводит к такой тенденции как совершение важных юридических действий (например, ход нотариального действия) при его записи.

Особенности таких доказательств как аудио- и видеозаписи также обусловлены порядком их исследования в судебном разбирательстве. Вид носителей информации, их технические и профессиональные характеристики имеют важное значение для выбора оборудования, которое будет доносить до суда и других участников процесса зрительное и звуковое содержание исследуемого доказательства.

Воспроизведение видеозаписи и аудиозаписи производится в зале судебного заседания либо в ином месте, специально оборудованном для этой цели. Все существенные признаки материалов, которые были прослушаны или просмотрены лицами, подлежат включению в протокол. Обязательно указывается время воспроизведения, а также лица, присутствующие при этом.

Затем заслушиваются объяснения участвующих в деле лиц и представителей. Также важным является указание на те места в записях, которые подлежат воспроизведению, фиксация времени воспроизведенных материалов в протоколе. Это имеет важное место, к примеру, если в ходе судебного заседания при заслушивании аудиозаписи был упущен важный момент и акцент был сделан на других моментах записи.

При этом целесообразно произвести повторную демонстрацию этих мест с уточнением отношения к ним присутствующих. Воспроизведение записей должно производиться на качественном оборудовании, чтобы все лица, находящиеся в судебном заседании, ясно слышали и видели, что будет признано в качестве доказательства.

Если этого нельзя достигнуть непосредственно в зале судебного заседания, может быть использовано для этой цели специально оборудованное помещение. При решении данной проблемы суд может обратиться за помощью к специалисту. Специалист может быть также полезен в деле усиления сигнала в аудиозаписи, если на ней много лишних шумов или громкость звука является малой.

Однако, если специалист усомнится в достоверности подобных материалов, если повреждения в аудиозаписи или видеозаписи ставит роль данных материалов, то в скором времени должна будет назначена судебная экспертиза.

Следуя правилу относимости, лицо, которое утверждает, что та или иная аудио- или видеозапись должна быть рассмотрена судом в качестве доказательства по делу, должен дать свое объяснение относительно содержания записи, о тех значимых фактах, которые могут быть подтверждены во время просмотра и (или) прослушивания данных материалов, о тех ключевых моментах, на которых нужно акцентировать внимание суду. Не относящееся к делу доказательство не может быть допущено к рассмотрению в суде.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *